icon/64x64/regionalcooperation Региональное сотрудничество

Что послужило причиной наихудшего Кыргызско-Таджикского конфликта за многие годы?

В прошлом месяце вспыхнуло насилие на границе Таджикистана и Кыргызстана из-за водных ресурсов, но эксперты утверждают, что в основе конфликта лежит множество факторов
26-летний Мирлан Пиридин стоит перед разрушенным домом, в котором он жил со своими родителями, в приграничном селе Ак-Сай Баткенской области Кыргызстана. За несколько часов до того, как дом был разрушен артиллерийским снарядом, семье удалось эвакуироваться (Изображение: Третий полюс)
26-летний Мирлан Пиридин стоит перед разрушенным домом, в котором он жил со своими родителями, в приграничном селе Ак-Сай Баткенской области Кыргызстана. За несколько часов до того, как дом был разрушен артиллерийским снарядом, семье удалось эвакуироваться (Изображение: Третий полюс)

Самое жестокое насилие за последние десятилетия вспыхнуло на границе между Кыргызстаном и Таджикистаном в конце Апреля 2021 года. На спорном участке границы между двумя странами конфликт начался 28 Апреля поводом, которому по сообщениям послужило установка гражданами Таджикистана камер наблюдения на водозаборной станции «Головной». 

В течение следующих двух дней это переросло в конфликт между вооруженными силами обеих стран. Погибло более 50 граждан Таджикистана и Кыргызстана и более 200 получили ранения. В обеих странах, дома, школы и магазины были повреждены или разрушены и десятки тысяч людей были вынуждены покинуть свои дома.

Насилие продемонстрировало десятилетия ухудшения отношений, по-видимому из-за водного спора. Пандемия также обострила экономическую нестабильность, и региональные миротворческие механизмы доказали свою неэффективность. Изменение климата вдобавок приводит к большему стрессу в результате совместного использования водных ресурсов. Но эксперты отмечают, что в Ферганской долине, которая находится между двумя странами, есть ряд областей, где ресурсы управляются совместно. И на самом деле настоящими причинами могут быть растущий националистический настрой и отрицательные экономические показатели.

Столкновения на спорной границе не новость. За последние 12 лет произошло более 150 столкновений, из которых 30 были в 2014 году. Но количество жертв и масштабы разрушений в Апреле ознаменовали тревожный рост насилия в регионе.

Территориальное напряжение после распада СССР

Напряженность из-за доступа к ресурсам в регионе имеет свою историю. Во времена Советского Союза распределение земли, воды и пастбища оспаривались республиками и административными образованиями. Споры затем интенсифицировались после распада СССР в 1991 году. Даже фермы и участки на приграничных землях Кыргызстана и Таджикистана стали спорными территориями. По официальным данным общая протяженность границы между двумя странами составляет более 970 км. К настоящему времени, по заявлению властей, описаны только 504 км границы.

Социальная напряженность особенно возросла в Исфаринском районе на севере Таджикистана и Ворухе, анклаве таджикской земли, где проживает 30 000 человек на приграничной территории Кыргызстана. Когда в Кыргызстане ввели частную собственность на землю, часть арендованных у Таджикистана пастбищ были оформлены в частную собственность Кыргызских граждан.

Гулхумар Зулпукарова, пенсионерка из приграничного села в Исфаринской долине Ак-Сай, бежавшая в поселок Баткен из-за нападения Таджикской стороны в 2019 году, рассказывает, что Кыргызские пастухи перестали пасти Таджикский скот из-за того, что за последние несколько лет обострились их отношения.«В то время, как проблема пастбищ отошла на второй план, противостояние между народами стало усиливаться из-за водных проблем и вокруг спорных территорий», – посетовала она в беседе с «Третьим Полюсом».

The outskirts of the border village of Ak-Sai in Kyrgyzstan. Just beyond is the entrance to the Tajik enclave of Vorukh. The border here is not clearly defined
Окраина приграничного села Ак-Сай в Кыргызстане. Сразу за ним находится вход в Таджикский анклав Ворух. Граница здесь четко не определена (Изображение: Третий полюс)

Проблема воды

На этот раз очагом раздора, как сообщила «Третьему Полюсу» начальник отдела по связям с общественностью и СМИ ПС ГКНБ КР Гульмира Борубаева, стала территория участка «Головной водораздел», откуда сток воды из горных рек распределяется между тремя странами Ферганской долины: Таджикистаном, Кыргызстаном и Узбекистаном.

«При СССР административные границы не учитывались и также не имели особого значения при проектировании систем водоснабжения и инфраструктуры – многие каналы и ирригационные системы пересекают границы», – сказала Дженнивер Серинг, старший преподаватель по водной дипломатии кафедры управления водными ресурсами в Делфтском Институте водного образования IHE в Нидерландах.

Межгосударственные водные отношения развивались в течение многих десятилетий и были нацелены на справедливый водораздел. Но спустя годы договоренности по использованию водных ресурсов перестали соблюдаться. Критическая ситуация складывается в маловодные годы. Проблем добавляет устаревшая водная инфраструктура и методы полива, обусловливающие большую потерю воды.

Экс-губернатор Баткенской области Мамат Айбалаев «Третьему Полюсу» признался в том, что конфликты на границе чаще всего возникают из-за неправильного распределения воды и спорных территориальных участков, тесно переплетенных между собой в силу неуточненности Кыргызско-Таджикской границы:

«Головной водораздел» всегда относился к нам, откуда вода поступает в Торткульское водохранилище, построенное в начале 70-х годов на территории Киргизской ССР. Реки из наших горных вершин стекаются к нам и по праву большей частью водных ресурсов должны пользоваться Кыргызские фермеры и дехкане», – считает он.

Но Серинг не согласилась, сказав: «Я думаю, что неправильно рассматривать границы или отсутствие демаркации границ как проблему». Она добавила, что политическая риторика последних лет «сделала границы более «очевидными» в повседневной жизни людей – усилия по укреплению национального государства, национальной идентичности, границ против «чужих».

«Вода была всего лишь спусковым крючком», – заключила она. «Конфликт показывает нам не столько состояние сотрудничества в отношении ресурсов, сколько то, как это сотрудничество связано с более широкими политическими программами».

Но напряженность из-за воды не утихла с прекращением огня. «В Кыргызстане заявляли о планах по строительству водохранилища на небольшой трансграничной реке Ходжабакирган. Это вызывает серьезное беспокойство, поскольку вода оттуда используется как питьевая в таких Таджикских городах и населенных пунктах, как Гафуров, Бустон и Худжанд»,» поделился своим мнением с «Третьим Полюсом» Негматулло Мирсаидов, политический обозреватель из Таджикистана. 

The ‘head watershed’ for water distribution is in the upper reaches of the Kok-Tash village, Batken region, on the Ak-Suu river. Part of the water from enters the Tortkul reservoir, from where it irrigates crops (Image: The Third Pole)
“Головной” водораздел для распределения воды находится в верховьях села Кок-Таш Баткенской области на реке Ак-Суу. Часть воды отсюда поступает в Торткульское водохранилище, откуда орошает посевы (Изображение: Третий полюс)
The Tortkul reservoir is an artificial reservoir with a volume of up to 90 million cubic metres of water (built in 1972 on the territory of Kyrgyzstan), which irrigates about 11,000 hectares of fields and arable land in the Batken region (Image: The Third Pole)
Торткульское водохранилище – искусственное водохранилище объемом до 90 миллионов кубометров воды, построенное в 1972 году на территории Кыргызстана. Он орошает около 11000 га полей и пашни в Баткенской области (Изображение: Третий полюс)

Преступность процветает в условиях пандемии

Но ряд экспертов утверждают, что ограниченность природных ресурсов не единственный фактор, который способствовал росту напряженности.  

Станислав Притчин, старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН (Национальный исследовательский институт мировой экономики и международных отношений имени Е.М. Примакова Российской академии наук) пишет, что «серую» часть границы между странами активно используют контрабандисты и преступные группировки, которые, в частности, занимаются торговлей наркотиками и нелегальной трансграничной торговлей. 

В свою очередь эксперт по Центральной Азии Института стран СНГ Григорий Михайлов считает, что на традиционные конфликты из-за дефицита природных ресурсов и контрабандных потоков, наложился общий социально-экономический кризис, причиной которому стало распространение коронавируса и рост цен. Из-за пандемии мигранты не смогли выезжать на заработки в Россию, многие потеряли доходы, а цены при этом продолжали расти.  

Общественные решения

Обоюдное сотрудничество снижает напряженность. «Чем больше вовлечена общественность и заинтересованные стороны, тем больше взаимопонимания среди населения и меньше вероятности возникновения новых конфликтов. Сотрудничество на местном уровне – залог устойчивого развития местных сообществ», – сказала «Третьему Полюсу» Мадина Рахматова, специалист проекта «SMART WATERS» (программа, направленная на развитие сотрудничества в регионе):

В интервью «Третьему Полюсу» эколог из Кыргызстана Гамал Соронкулов вспоминает, что в 2011 г. по одному из проектов международных НПО они совместно с таджикскими коллегами реализовали проект, который в информационном плане способствовал временному регулированию водных проблем на спорных участках:

«Мы тогда исследовали реку Ак-Суу (Таджики называют её Исфаринкой), которая протекает через села Ак-Сай и Кок-Таш. Река, которая дает жизнь не только полям, огородам и садам, но и способствует мирному сосуществованию Кыргызских и Таджикских народов», – сказал он.

Также есть способы для минимизирования вероятности конфликта из-за ресурсов: 

«Здесь (в Исфаринском районе Таджикистана) получают хороший урожай плодовых, зерновых, овощных и кормовых культур. Для сбережения воды было бы полезно внедрять капельное орошение или использовать системы сбора дождевой воды. Для сохранения плодородия почвы важно соблюдать севообороты при выращивании сельскохозяйственных культур. Можно было бы использовать новые виды культур и новые методы их выращивания» сказал «Третьему Полюсу» Курбонали Партоев, заведующий лабораторией генетики и селекции растений Института ботаники, физиологии растений и генетики Национальной академии наук Таджикистана.

A Tajik teenager wade across the Ak-Suu/Isfarinka river to bring back a cow that has gone to graze on Kyrgyz land. The river divides the borders between Kyrgyzstan and Tajikistan, but residents of border villages only cross it in search of livestock (Image: The Third Pole)
Таджикский подросток переходит реку Ак-Суу/Исфаринка, чтобы вернуть корову, которая перешла на пастбище на Кыргызской территории. Река отмечает границу между Кыргызстаном и Таджикистаном, но жители приграничных сел переходят ее только в поисках домашнего скота (Изображение: Третий полюс)
Image: Farming in the fields of Batken region continues, despite a shortage of water for irrigation water (Image: The Third Pole)
Сельское хозяйство на полях Баткенской области продолжается, несмотря на нехватку воды для орошения (Изображение: Третий полюс)

Миротворческий механизм разочаровывает

Напротив, механизмы разрешения конфликтов высокого уровня оказались бесполезными. Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) описывается как евразийский аналог НАТО. Союз семи бывших советских республик, его цель – защитить любого члена, которому угрожают извне. Депутаты Кыргызского парламента подняли вопрос о членстве Кыргызстана в ОДКБ, подвергая критике молчаливую реакцию относительно произошедшего вооруженного конфликта на границе Кыргызстана и Таджикистана.

Депутат и член Комитета по международным делам, обороне и безопасности Айбек Осмонов задался вопросом, насколько Кыргызстану необходимо членство в ОДКБ.

«ОДКБ не обратила внимания, когда одна страна напала на другую. Как мы можем на это отреагировать, или просто промолчим? Зачем мы тогда входили в ОДКБ? Если организация поступает так несправедливо, то, считаю, нам не нужно в ней быть», – сказал депутат. 

На вопрос о роли ОДКБ в конфликте на участке границы между Кыргызстаном и Таджикистаном, полковник в отставке таможенной службы Кыргызстана Болотбек Шамырканов, выразил свое разочарование в этой организации:

«В знак протеста я выкинул нагрудный знак ОДКБ, которым был награждён в ходе совместных учений «Нерушимое братство» [миротворческие силы ОДКБ] и сделал это осознанно, а не в порыве эмоций», – сказал он «Третьему Полюсу».

Болотбек Шамырканов добавил, что согласно Уставу ОДКБ никто из стран-участниц не вмешивается во внутренние дела других членов, включая территориальные споры, в виду того, что целью ОДКБ является коллективная оборона от внешних угроз, и соответственно организация не имеет права вмешиваться во внутренние дела каждой из стран-участниц.

«Что касается ШОС, – резюмировал он, – их задачей является укрепление мира и совместная борьба против экстремизма, терроризма, сепаратизма, наркотрафика, поэтому её члены также не могут вмешиваться во внутренние дела стран-участниц ШОС».

В более позитивном плане Серинг из IHE Делфт отметила, что президенты Узбекистана и Казахстана предложили выступить посредником в споре, а последний предложил рассмотреть вопрос о разработке механизма урегулирования пограничных инцидентов на региональном уровне.

«Похоже, что есть желание не только решать этот инцидент на региональном уровне, но и извлекать уроки из него», – сказала она.

Примечание редактора: Репортаж для этой статьи проводили журналисты из Кыргызстана и Таджикистана.