icon/64x64/pollution Загрязнение

Добыча золота в центре недавних политических потрясений в Кыргызстане

Международные инвесторы давно добывают золото из богатого полезными ископаемыми Кыргызстана, но изменится ли это после последней волны насилия и избрания популярного политика?
Месторождение Суулуу-Тегерек в Чаткальском районе Кыргызстана эксплуатируется инвесторами давно. Русло реки было разрушено, что повлияло на местную флору и фауну, а ландшафт у подножия гор изменился [Автор: Гамал Сооронкулов]
Месторождение Суулуу-Тегерек в Чаткальском районе Кыргызстана эксплуатируется инвесторами давно. Русло реки было разрушено, что повлияло на местную флору и фауну, а ландшафт у подножия гор изменился [Автор: Гамал Сооронкулов]

19 октября 2020 года произошел пожар на предприятии Full Gold Mining, занимающимся добычей золота на месторождении Иштамберды в Джалал-Абадской области. Рудник, расположенный в Чаткальском районе, принадлежит Full Gold Mining — золотодобывающей компании, учредителем которой является Китайская государственная корпорация «Линбао Голд».

Когда власти проверили место на соответствие правилам безопасности, пошли слухи, что горел цианид и другие химические вещества, и что пожар возник в результате поджога. Спасательные службы Кыргызстана это опровергли, заявив, что возгорание начали сварочные работы.

Это был лишь второй инцидент на месторождении Иштамберды в этом месяце.

Ранее в октябре появились сообщения о том, что шахту захватили 300-400 местных жителей, а китайские рабочие были вынуждены бежать с места. Волнения по поводу недавнего аннулирования результатов выборов слились с существующим разочарованием в отношении международных горнодобывающих компаний, что вызвало в начале октября жестокие протесты на золотых приисках по всему Кыргызстану.

Третий Полюс связался с местными жителями, которые были свидетелями протестов на шахте Иштамберды. Большинство отказалось отвечать на вопросы Третьего Полюса, заявив, что правоохранительные органы запретили им общаться с журналистами.

Один житель села Каныш-Кия Чаткальского района прокомментировал беспорядки. По его словам, жителей региона «беспокоит загрязнение окружающей среды горнодобывающей промышленностью, куда инвестируют в основном китайские компании».

Россыпное месторождение золота «Чанач», расположенное на одноименной реке, являющейся притоком реки Чаткал. Русло реки разрушено золотодобычей и селевыми потоками после изменения ландшафта. [Автор: Гамал Сооронкулов]

Он описал шахту Чанах, где, по его словам, для добычи 24 килограммов золота был уничтожен 71 гектар леса. «Никто даже не думал восстанавливать утраченную растительность. Местное население недовольно таким отношением к природе. Эту опасную деятельность необходимо остановить», – сказал сельский житель.

Долгая история напряжения

Заведующий отделом промышленности, строительства и связи Джалал-Абадской областной государственной администрации Талантбек Мамасадыков сказал, что в их регионе достаточно активно работают такие компании, как «KAZ Minerals Бозымчак», «Чаткал-17», «Эвентус», «Баймак Ресурс», но самой успешной из них является Full Gold Mining.

История компании Full Gold Mining начинается в Кыргызстане с 2008 года, когда между двумя странами было подписано соглашение о финансировании реконструкции нескольких участков автотрассы «Ош – Иркештам» (пограничный переход между Синьцзяном и Кыргызстаном) в обмен на право освоения месторождения Иштамберды в Ала-Букинском районе Джалал-Абадской области, в рамках китайской инициативы «Один пояс – один путь».

На протяжении всей деятельности Full Gold Mining не раз оказывалась в центре новостных СМИ. В 2011 году зарубежный инвестор столкнулся с барьером, когда местные жители поставили условие, что компания должна извлекать золото без использования цианида. А в начале 2018 года компания уволила 370 работников. В новых договорах работникам не были предусмотрены выплаты за трудовой стаж, подоходный налог, страховые взносы, а также обеспечение питанием в виду того, что они трудятся вахтовым методом. Тогда вице-президент компании Full Gold Mining Чи Шуань Тань во время встречи с чиновниками Госкомитета промышленности, энергетики и недропользования КР заявил, что по некоторым пунктам компания и наёмные рабочие не смогли договориться, и что «Вложенные средства еще не окупились. Чтобы не стать банкротами, мы вынуждены пойти на такие шаги».

Хронология споров по поводу золотодобычи в Кыргызстане

1998: 1,7 тонны ядовитого цианида натрия с канадского рудника Кумтор разливается в реку Нарын.

2011: Проект нападения людей на лошадях, принадлежащий Talas Copper Gold, дочерней компании южноафриканской компании Gold Fields, с коктейлями Молотова.

2012: Около 1000 человек протестуют против рудника Кумтор в Бишкеке.

2013: Недели беспорядков в Иссык-Кульской области, поскольку местные жители требуют закрытия рудника «Кумтор». Демонстранты по всей стране призывают к усилению внутреннего контроля над шахтой или к ее национализации.

2018: Около 1000 протестующих ворвались и подожгли золотоперерабатывающий завод, принадлежащий кыргызско-китайскому совместному предприятию Makmal GL Developing.

2019: Столкновения между рабочими и сельскими жителями на руднике Солтон Сары, управляемом китайской компанией Zhong Ji Mining.

2020, октябрь: волна атак на иностранные золотые прииски по всему Кыргызстану, включая российский Alliance Altyn, казахстанскую горнодобывающую компанию Kaz Minerals, котирующуюся на лондонских биржах, и китайскую Full Gold Mining.

2021, январь: разлив на золотом месторождении, управляемом турецко-кыргызским совместным предприятием «Эти Бакыр Терексай», вымывает 30 кубометров промышленных отходов в реку Терек-Сай.

Источник: Bankwatch, BNE Intellinews, Eurasianet, Фонд Фридриха Эберта.

Недовольство по поводу загрязнения

Региональный корреспондент Медиа-центра Джалал-Абадской области Камчыбек Камбарбеков считает, что компании ГДО оказывают свое отрицательное влияние на экологию.

«Раньше местные жители могли свободно выгонять домашний скот на пастбища, но с производственной деятельностью золотодобывающих компаний это стало невозможным. Рушится не только горный рельеф, но и меняется русло рек, поднимается пыль, исчезают привычные тропы и дороги. Вблизи месторождения Иштамберды источники перестали течь, пастухи теперь испытывают трудности, чтобы напоить свой скот. Из-за взрывных работ исчезают не только растения, животные и птицы, но и даже горы», – сказал он.

В интервью Третьему Полюсу, правозащитник из Кербена Джалал-Абадской области Елена Иванова приводит случай, когда в феврале 2020 года жители села Самсар глубокой ночью остановили две грузовые машины, где находились отходы с химическими веществами.

«Проверка выявила, что компания нарушила правила перевозки опасных грузов и их отходов, в связи с чем было возбуждено уголовное дело. Инвесторы складировали ядовитые отходы в неположенных местах», – сказала она.

Елена добавила: «Утилизируемые химические вещества самотеком попадают в реку Терек-Сай, а оттуда в Касансайское водохранилище. Гибнет рыба и все живое вокруг. У местных жителей, использовавших воду из реки, появляются аллергические реакции и сыпь на теле, что несет угрозу всему населению, живущему ниже по течению».

По итогам плановой проверки в 2019 году, компании был предъявлен иск в связи с нарушением экологических требований. Размер иска тогда составил 561 795 сомов и штраф в размере 45 тыс. сомов (530 долларов США).

Елена Иванова утверждает, что неоднократные жалобы местных жителей на компанию не принесли должного результата в виду того, что Full Gold Mining легко отделывается штрафами, а проблемы не решаются. 

Когда Третий полюс поднял этот вопрос перед начальником регионального управления по Чаткальскому, Ала-Букинскому и Аксыйскому районам в Госинспекции по экологической и технической безопасности при правительстве КР Эрмек Толобаев заверил, что компании, занятые в ГДО, не наносят экологический урон, разве что кроме мелких недостатков, над устранением которых ведутся совместные работы.

Эрмек Толобаев в качестве примера привел случай на месторождении Иштамберды, когда жители утверждали, что использованные реагенты представляют опасность, но после проверки анализов в Академии наук КР выяснилось, что они не представляют угрозу для экологии.

Подозрение и скрытность

«На месторождении Иштамберды находится около 80 тонн золота. Это несравнимо с тем, что китайская сторона отремонтировала всего 50 км дороги «Ош – Иркештам», пусть даже если это стоило 50 млн. долларов США», – сказал эксперт и политолог из Бишкека Айданбек Акматов.

Россыпное золоторудное месторождение в пойме реки Чандалаш в районе Чайкальского, которое долгое время разрабатывалось инвесторами, в результате чего лес был полностью уничтожен, а рельеф изменился. Мелиоративные работы не проводились [Автор: Гамал Сооронкулов]

«Если посчитать стоимость 80 тонн золота по рыночной цене, то выходит внушительная сумма. 1 тройная унция этого металла составляет $2000, и цена за 80 тонн золота оценивается в 5 млрд. сомов. Государство имеет долг в размере 5 млрд. сомов и население беспокоится, что Китай может забрать наши земли в счет долга».

По его мнению, кыргызская экономика недополучает соответствующую прибыль от золотодобывающих компаний. Кыргызстан должен получать, как минимум 50% прибыли от добываемого золота.

Талантбек Мамасадыков сказал, что «Деятельность работы этой компании в нашей области результативные. Мы заинтересованы в них, ибо они вносят вклад в нашу экономику. И мы верим, что наше государство будет постоянно обеспечивать им гарантию безопасности».

По словам Акматова, население Кыргызстана недовольно не только деятельностью этой компании, но и всех китайских инвесторов, занятых в ГДО. Причины кроются в том, что месторождения могли быть переданы непрозрачным, коррупционным путем.

Эколог, бывший руководитель Управления охраны окружающей среды Джалал- Абадской области Гамал Сооронкулов выразил подобное мнение, говоря, что «Можно избежать многих трудностей, так же как и проверку социальной экспертизы, когда совместно с местными жителями обсуждаются задачи проекта, к примеру, развитие инфраструктуры и получение лицензии только у соответствующих госорганов».

Он добавил «Мне кажется, нужно пересмотреть закон КР «О недрах» и включить туда пункт, где говорилось бы об обязательном участии представителей местного населения, иначе этот треугольник: компании ГДО, власти и население – никогда не придут к консенсусу».

Третий полюс попросил Lingbao Gold прокомментировать поднятые вопросы. Эта статья будет обновлена при получении ответа.

Новый президент – новая политика?

В январе 2021 года, после народного восстания вокруг октябрьских выборов, Садыр Жапаров стал президентом. Жапаров часто сожалеет об эксплуатации киргизских природных ресурсов иностранными корпорациями. Что означает его избрание для возможности национализации золотых приисков страны?

«Жапаров пока открыто не высказывался о дальнейшей работе компаний, занятых в горнодобывающей отрасли, в том числе китайских», – сказал Акматов. «Что бы ни случилось, это не повлияет на российские компании, занимающиеся добычей полезных ископаемых… Я думаю, это из-за опасений, что он не пойдет против интересов России… Мы смотрим, как геополитические силы, США, Европа и Россия, выступает против работы китайских компаний. В то же время фактор подъема экономики Кыргызской Республики очень важен для Садыра Жапарова. И в этом он делает большую ставку на горнодобывающую промышленность».

Иванова, правозащитница, сказала, что жители деревень, где работают горнодобывающие компании, очень надеются, что Жапаров решит экологические проблемы. 

«Люди не просто так его поддержали», – сказала она. «Ведь он сам признал, что киргизский народ страдал 30 лет. Инвесторы не только нарушают баланс с природой, но и игнорируют местных жителей, не обсуждают сложившуюся ситуацию. Поскольку компании так плохо относятся к окружающей среде, протесты, вероятно, продолжатся [если ничего не изменится] ».

Пока статус-кво не изменился: 23 января 2021 года экологический разлив на золоторудном поле в Джалал-Абадской области смыл 30 кубометров промышленных отходов в реку Терек-Сай. Проект управляется турецко-киргизским совместным предприятием «Эти Бакыр Терексай».

«Государству необходимо усилить контроль, а еще лучше ужесточить условия для иностранных инвесторов. И в то же время необходимо увеличить долю государства в этих компаниях, что может вызвать только положительную реакцию местного населения », – сказал Акматов.