icon/64x64/energy Энергия

Анализ: Монголия планирует разрушительную инфраструктуру для избытка водного стока

Монголия позиционирует свою программу «Синий конь» как адаптацию к изменению климата и на этой основе обеспечивает климатическое финансирование, пренебрегая горячими точками биоразнообразия
Верхняя часть реки Улдза (Улз-гол) в восточной Монголии, которая поддерживает «Ландшафты Даурии» водно-болотных угодий. Тут же строится плотина в рамках программы «Синий конь». (Автор: Олег Горошко)
Верхняя часть реки Улдза (Улз-гол) в восточной Монголии, которая поддерживает «Ландшафты Даурии» водно-болотных угодий. Тут же строится плотина в рамках программы «Синий конь». (Автор: Олег Горошко)

Правительство Монголии нацелено на крупное развитие тяжелой промышленности в пустыне Гоби. При поддержке банков развития, корпораций и спроса со стороны Китая в ближайшие годы в южной Монголии будут построены по крайней мере 20 мегапроектов, включая восемь угольных шахт, четыре завода по переработке угля, две угольные электростанции и медеплавильный завод. 

[Примечание редактора] (А вы знали?)

Это первая часть статьи. Вторая, посвященная влиянию программы «Blue Horse» («Синий конь») на ландшафт водно-болотных угодий Даурии, будет опубликована в ближайшее время. 

Вся эта тяжелая промышленность требует огромное количество воды. В январе 2021 года был опубликован отчет, посвященный анализу разрыва между спросом и предложением, финансируемый Всемирным банком. Он прогнозирует, что к 2040 году спрос на воду в регионе южной Гоби может вырасти в два с половиной раза, что превышает предложение более чем на 20 миллионов кубометров в год (около 8000 олимпийских бассейнов). 

В отчете не ставится под сомнение, является ли это хорошей стратегией устойчивого развития. Хотя в нем действительно описывается, как сократить разрыв за счет повышения эффективности водопользования, в нем также определяется «перенос поверхностных вод»: переброска стока из рек с севера на юг страны. 

С этой целью Всемирный банк высоко оценил программу развития Монголии «Видение – 2050». В нем говорится, что программа, объявленная в 2019 году, определяет «устойчивые пути долгосрочного развития страны с учетом ее зависимости от горнодобывающего сектора» и ссылается на программу «Синий конь». 

На запрос, представитель Всемирного банка сказал «Третьему Полюсу», что в отчете не одобряется какая-либо конкретная программа и что следует учитывать компромиссы проекта переноса поверхностных вод на большие расстояния. 

«Видение – 2050» и «Синий конь» 

Программный документ «Видение – 2050», обнародованный в 2019 году, был подготовлен различными официальными лицами, учеными и организациями гражданского общества. Результат одновременно обнадеживающий и противоречивый. Документ призывает «поставить конкретные экосистемы, в том числе пресноводные ресурсы и источники водотока, под особую охрану и защитить первозданную природу», но в то же время предписывает строительство водохранилищ для регулирования стока всех основных рек страны. 

Mongolia, river, dams
[Карта: Переброски стока в Гоби] [Данные собраны Третьим Полюсом из разных источников] 

И вот здесь появляется программа «Синий конь»: общенациональный генеральный план развития водной инфраструктуры. В мае 2019 года Министерство природы, окружающей среды и туризма объявило запрос на оказание консультационных услуг по проекту. В объявлении говорилось, что оно «направлено на увеличение водных ресурсов в Монголии за счет накопления поверхностных вод и регулирования стока». Программа, которая не была опубликована полностью, предполагает строительство не менее 33 многоцелевых плотин и водохранилищ в целях гидроэнергетики на 12-13 реках. 

В Монголии всего 13-15 постоянных рек, а годовые запасы возобновляемых пресных вод составляют около 30 кубических километров. Это небольшая сумма для поддержки всех этих мегапроектов, а также водно-болотных угодий и речных экосистем. 

В «Плане действий на 2020-2024 годы» реки Керулен, Онгийн-гол, Орхон, Селенга, Эгийн-гол, и Ховд названы приоритетными для первоначального вмешательства. 

 Карта 2: Плотины «Синий конь» и важные места.] Примечание: Программа «Синий конь» не опубликована. Данная карта основана на разных источниках и экспертизе автора; в ней идентифицируются возможные местоположения для плотин.] 

Программа «Синий конь» в значительной степени состоит из проектов, разработанных в период советско-монгольского сотрудничества в 1970-80-х годах, которые были заброшены после распада Советского Союза. 

Кочевник указывает на место плотины на реке Орхон (Автор: Евгений Симонов) 

Правительство сдаётся требованиям горнодобывающей промышленности 

В последние годы монгольские политики выступают за строительство плотин и переброски стока, обещая избирателям доступ к воде и электричеству. 

В конце 2000-х годов спрос со стороны горнодобывающего сектора на воду и энергию наконец дал финансирование. В рамках китайской инициативы «Один пояс, один путь» Экспортно-импортный банк Китая (Эксимбанк) пообещал выделить финансирование для гидроэлектростанции Эгийн-Гол на реке Эг. Всемирный банк начал разработки технико-экономического обоснования строительства Шуренской гидроэлектростанции на реке Селенга и проекта водозаборного сооружения на реке Орхон в Гоби. Все три проекта угрожали разрушить озеро Байкал, самое глубокое пресноводное озеро в мире и объект всемирного наследия. Кроме того, Японская организация по развитию внешней торговли оценила переброски воды в Гоби из реки Керулен, которая может задушить озеро Далайнор (Хулунчи), Рамсарское водно-болотное угодье международного значения в Китае. 

Mongolia, Khorlen river
Автомобиль ведет разведку урана в пойме реки Керулен для китайской компании (Автор: Евгений Симонов). Река Керулен (Хэрлэн-гол) в районе плотины Тогос-Овоо, запланированная для переброски воды «Хэрлэн-Гоби» (Автор: Евгений Симонов). 

Эти проекты вызвали серьезную экологическую озабоченность и встретили сильное сопротивление со стороны монгольского, российского, китайского и международного гражданского общества, усиленного ЮНЕСКО. Правительство России запросило стратегическую оценку кумулятивного воздействия в трансграничном бассейне, в то время как Китай обратился с просьбой о прекращении переброски реки Керулен в Гоби. 

Международный митинг против плотины на реке Селенга (Автор: Евгений Симонов) 

В 2016 году Эксимбанк перенаправил свой кредит в размере 1 миллиарда долларов США на другие проекты в Монголии, в то время как Всемирный банк отменил разработки технико-экономического обоснования для обоих проектов в 2018 году. Японская организация по развитию внешней торговли обнаружила, что угрозы для экологии и сообществ Керуленской долины настолько серьезны, что отказалась от дальнейшего планирования проекта. (Планирование продолжили монгольские компании.) 

Эти проекты вызвали серьезную экологическую озабоченность и встретили сильное сопротивление со стороны монгольского, российского, китайского и международного гражданского общества, усиленного ЮНЕСКО. Правительство России запросило стратегическую оценку кумулятивного воздействия в трансграничном бассейне, в то время как Китай обратился с просьбой о прекращении переброски реки Керулен в Гоби. 

REA пока не началась. Но у программы «Синий конь» есть: новая попытка поддержать жажду угольной промышленности в пустыне. 

Гидроэнергетика как климатическое действие 

Программа «Синий конь» рекламируется как средство противодействия изменению климата. В 2015 году Монголия выпустила необязательные планы по сокращению выбросов парниковых газов, так называемые «Предполагаемые определяемые на национальном уровне вклады» (INDC), запросив финансирование в размере 6,9 миллиарда долларов США. Половина этой суммы была выделена на строительство водохранилища: 3 миллиарда долларов США на 675 МВт гидроэнергии для «смягчения последствий» изменения климата и 1,8 миллиарда долларов США на «переброску водных ресурсов в засушливые районы» в качестве «адаптации» к климатическим изменениям. 

После критики со стороны НПО и консультантов по развитию, в отчете 2020 года, которое теперь называется «Определяемые на национальном уровне вклады» (NDC), использовалась безопасная расплывчатая формулировка. Теперь миллиардов долларов США необходимы для различных действий по смягчению последствий изменения климата и адаптации к нему, включая «развитие возобновляемых источников энергии» с неуказанной долей гидроэнергетики, а также для повышения «адаптивной способности» водного сектора – в первую очередь для водохранилищ и переброски стока. Новый NDC прогнозирует, что выбросы в стране удвоятся к 2030 году, и демонстрирует значительное увеличение выбросов по сравнению с отчетом 2015 года. 

Такие «парижские обязательства» вписываются в более широкую тенденцию использования правительствами NDC для узаконивания любимых разрушительных проектов, многие из которых связаны с гидроэнергетикой и водной инфраструктурой. Поскольку строительство водохранилищ прописано в INDC и NDC Монголии, внутренние и внешние финансисты водохранилищ могут с полным правом утверждать, что финансирование «Синий конь» соответствует NDC и целям Парижского соглашения. 

Организации гражданского общества подняли тревогу с 2017 года, требуя, чтобы «климатические меры» согласовывались с целями сохранения биоразнообразия. И не зря: одна только программа «Синий конь» угрожает деградацией как минимум двух объектов всемирного наследия, четырех Рамсарских водно-болотных угодий, четырех биосферных заповедников ЮНЕСКО и всех основных экосистем Монголии с речным течением. 

Каптаж Рамсарских водно-болотных угодий 

Волнение по поводу отмены финансирования гидроэнергетического проекта Эгийн-Гол утихло в 2019 году, когда Монголия решила использовать 270 миллионов долларов из этого кредита для строительства ГЭС мощностью 90 МВт на реке Ховд. Проект гидроэлектростанции Эрдэнэбурэн якобы необходим для снабжения энергией солнечного западного региона Монголии, что позволит построить угольную шахту, цементные и сталелитейные заводы. Река Ховд имеет крайне важное значение для котловины Великих озер в западной Монголии. Она впадает в озеро Хар-Ус-Нуур и Рамсарское водно-болотное угодье площадью 321.360 гектаров, включая озера Хар-Ус-Нуур, Хар-Нуур и Дурген-Нуур. В озерах и реке Ховд встречаются несколько эндемичных видов рыб, а также большое количество мигрирующих водоплавающих птиц, в том числе находящиеся под угрозой глобального исчезновения сухонос и реликтовая чайка. Изменение естественного характера водно-болотных угодий прямо запрещено Рамсарской конвенцией. 

Река Ховд имеет крайне важное значение для котловины Великих озер в западной Монголии. Она впадает в озеро Хар-Ус-Нуур и Рамсарское водно-болотное угодье площадью 321.360 гектаров, включая озера Хар-Ус-Нуур, Хар-Нуур и Дурген-Нуур. В озерах и реке Ховд встречаются несколько эндемичных видов рыб, а также большое количество мигрирующих водоплавающих птиц, в том числе находящиеся под угрозой глобального исчезновения сухонос и реликтовая чайка. Изменение естественного характера водно-болотных угодий прямо запрещено Рамсарской конвенцией. 

Эксимбанк Китая перешел от финансирования плотины, которая может негативно повлиять на озеро Байкал, к финансированию плотины, которая может полностью разрушить озеро Хар-Ус-Нуур. Хотя напряженность в отношении трансграничных вод 

отсутствует, озеро является важной частью Восточноазиатско-Австралазийского пролетного пути (EАAF) для перелетных птиц, который соединяет многие страны. 

В начале 2020 года 265 организаций гражданского общества из 70 стран обратились к правительству Китая и его политическим банкам с призывом обеспечить, чтобы финансовая помощь в связи с коронавирусом в рамках инициативы «Один пояс, один путь» предоставлялась только высококачественным инвестициям, которые соответствуют определенным критериям. Также призывали избегать поддержки проектов, связанных с рисками социального, биоразнообразного, климатического, финансового или экологического характера. Среди 60 наиболее опасных проектов, представленных на этом брифинге, был «Blue Horse» (Синий конь) вместе с «Erdeneburen Hydro» (ГЭС Эрдэнэбурэн). 

Генеральное соглашение о займе», которое Монголия подписала с Эксимбанком Китая, как сообщается, позволяет бороться за проект только трем компаниям: Power China, China CAMC Engineering Co и Shanghai Construction Group. 

Другой, менее известный источник финансирования строительства плотин – это выпуск в 2020 году так называемых «Nomad bonds». В меморандуме о предложении говорится, что это «как ожидается, сократит разрыв платежного баланса страны и высвободит ресурсы, которые в противном случае были бы использованы для погашения таких (старых) облигаций при наступлении срока погашения». Однако Монголия намерена использовать эти «высвободившиеся» деньги для «финансирования разработки технико-экономических обоснований и развития инфраструктуры, связанной с ГЭС Эрдэнэбурэн (мощностью 90 МВт), включая линии электропередач и технико-экономическое обоснование». 

Это кажется парадоксальным, учитывая, что облигации «Nomad» выпускаются под строгим контролем Международного валютного фонда (МВФ). МВФ наблюдает за следующей финансовой помощью Монголии, которая недавно оказалась на грани дефолта из-за растраты выручки от ранее выпущенных облигаций «Чингис» на остановившиеся мегапроекты. Общественность была проинформирована Минфином о том, что новые облигации выпускаются для рефинансирования старых облигаций, и не сообщили, что они поддержат запуск новых мегапроектов. 

Политически чувствительный вопрос, поскольку выборы нависают 

Данный вопрос особенно актуален сейчас, накануне приближающихся выборов в Монголии 9 июня. Освещение в СМИ было сосредоточено на заявку на строительство ГЭС Эрдэнэбурэн, где ведущий кандидат в президенты Ухнаагийн Хурэлсух (бывший премьер-министр) использовал свой успех в согласовании начала строительства с китайскими организациями в качестве предвыборной кампании. 

Но ГЭС Эрдэнэбурэн – лишь один из многих разрушительных проектов «Синий конь». В Восточной Монголии на реке Улдза строится плотина якобы для адаптации к изменению климата. Данная река поддерживает ландшафты водно-болотных угодий Даурии, являющихся объектом трансграничного всемирного наследия. Настоящее предназначение нового водохранилища, вероятно, будет поставлять воду для орошения, строительства и добычи полезных ископаемых. 

Одно из предполагаемых мест переброски воды реки Улдза в аймаке (районе) Дорнод (Автор: Евгений Симонов)
Одно из предполагаемых мест переброски воды реки Улдза в аймаке (районе) Дорнод (Автор: Евгений Симонов) [ссылка на фоторепортаж Даурии при публикации] 

Не только защитники природы боятся «Синий конь». В марте 2021 года Международная конференция Сети водохозяйственных организаций стран Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии (СВО ВЕКЦА) приняла резолюцию о рисках, связанных с бессистемными проектами в общих речных бассейнах, с рекомендацией «Обратиться в ПРООН, Международный адаптационный фонд, Секретариат и профильные органы Рамочной Конвенции об изменении климата с рекомендаций о необходимости проведения систематической комплексной социально-экологической оценки водохозяйственных мероприятий предлагаемых странами в рамках «Национальных добровольных обязательств (NDC)» по митигации и адаптации стран в рамках «Парижского соглашения». 

Также рекомендуется «незамедлительное проведение ОВОС проекта плотины на реке Улдза с приостановкой проекта до рассмотрения результатов оценки органами конвенций» и «проанализировать альтернативные пути удовлетворения потребностей в воде в условиях изменяющегося климата и циклических флуктуаций водности». 

Осталось совсем немного времени, чтобы остановить программу «Синий конь», подпитываемую климатическим финансированием, от попрания нетронутых речных экосистем и кочевого образа жизни в речных бассейнах Монголии. 

«Третий Полюс» пригласил Всемирный банк, Группу водных ресурсов 2030, Эксимбанк Китая и Министерство окружающей среды и туризма Монголии прокомментировать поднятые вопросы. Этот отчет будет обновлен в том случае, если будут получены ответы. 

Добавить комментарий

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.