icon/64x64/energy Энергия

Анализ: Действительно ли Узбекистан нуждается в атомной электростанции?

Планируемые Узбекистаном ядерные реакторы вызывают серьезную обеспокоенность по поводу критических водно-болотных угодий, безопасности, финансирования и трансграничных отношений.

С 2017 года Узбекистан быстро добился прогресса в реализации своих амбиций по развитию ядерной энергетики. В том же году он подписал с Россией соглашение, разрешающее российским компаниям строить ядерные реакторы на территории Узбекистана. В сентябре 2018 года страны подписали соглашение о строительстве атомной электростанции (АЭС), состоящей из двух энергоблоков, каждый с установленной мощностью 1,2 гигаватт (ГВт). Спустя месяц президенты двух стран, нажав символическую кнопку в режиме видеоконференции, запустили проект строительства первой атомной электростанции в Узбекистане. Ожидается, что он будет завершен к 2028 году.

Решение о строительстве АЭС вызвано внутренним спросом на энергию в Узбекистане и его намерением отказаться от ископаемого топлива.

Коробка: А вы знали?

Несмотря на то, что Узбекистан богат ураном, являющимся топливом, наиболее широко используемого на атомных электростанциях, а также исследованием ядерных технологий в течение 60 лет, в настоящее время в Узбекистане нет никаких АЭС.

Страна изо всех сил пытается угнаться за растущим потреблением энергии. В последние годы были введены ограничения на использование населением природного газа и были случаи отключения электроэнергии. Основным источником энергии в Узбекистане является природный газ, на который приходится 85% общего потребления энергии. За ним следуют нефть (9%), уголь и бурый уголь (5%) и гидроэнергетика (1%). К 2030 году спрос на электроэнергию может увеличиться почти вдвое по сравнению с 2018 годом.

Правительство считает, что ядерная энергетика — это один из способов для диверсификации энергетического сектора.

Высокая цена атомной энергии

В 2018 году узбекская государственно-акционерная компания (ГАК) «Узбекэнерго» заявила, что строительство АЭС обойдется в 10 миллиардов долларов США. В сентябре 2019 года российская государственная корпорация по атомной энергии «Росатом» заявила, что финансирование проекта, стоимость которого тогда оценивалась в 11 миллиардов долларов США, будет в основном предоставлено за счет российского кредита.

Министр энергетики Узбекистана Алишер Султанов подчеркнул в прошлогоднем интервью, что проблемы безопасности увеличивают расходы. Он не назвал точную общую стоимость, только сказал, что «это зависит от многих факторов, и говорить об этом сейчас неправильно».

Это затрудняет оценку стоимости ядерной энергии по сравнению с альтернативными технологиями. Тем не менее, некоторые расчеты сделать можно. Алишер Ильхамов, научный сотрудник Центра современной Центральной Азии и Кавказа Школы восточных и африканских исследований в Лондоне, пишет, что «за 10 лет строительства атомной электростанции другие источники могут произвести гораздо большее количество энергии и намного быстрее». Ильхамов также отмечает, что стоимость солнечной энергии находится в пределах 39-48 долларов США за мегаватт-час (МВтч), в то время как стоимость ядерной энергии составляет 120-205 долларов США за мегаватт-час (МВтч). К тому же, солнечная ферма может быть построена за несколько месяцев.

Другие говорят, что стоимость – не единственный решающий фактор. «Все [атомные станции] Росатомы строятся только на кредиты из госбюджета России. Хорошо известно, что Россия оплачивает строительство АЭС в других странах по собственным проектам с целью политического контроля», – сказал Третьему полюсу сопредседатель российской экологической общественной организации «Экозащита» Владимир Сливяк. Сливяк добавил, что страны становятся «зависимыми от российских технологий, поставок топлива и специалистов на 100 лет. Других инвесторов никогда не бывает, потому что экономически все это не имеет никакого смысла».

Безопасность и надежность

И «Росатом», и «Узатом» (государственное агентство по развитию атомной энергетики Узбекистана) неоднократно заверяли общественность в безопасности строящихся реакторов. «Выбранный для строительства сегодня в Узбекистане реактор – самый безопасный в мире. Он был разработан с учетом не только постчернобыльских событий, но и постфукуcимских событий », – сказал Султанов в прошлогоднем интервью.

Это не успокаивает критиков. Сливяк отметил, что новизна технологии означает, что «по реакторам нет обширной статистики, поскольку они построены не так давно».

Аккордеон: планируемые ядерные реакторы в Узбекистане

• Реакторы ВВЭР, что означает «водо-водяной энергетический реактор».

• Серия реакторов с водой под давлением, первоначально разработанных в Советском Союзе, а теперь – российской атомной энергетической компанией.

• Рассчитан на 60-летний срок службы.

• Запуск запланирован на 2013 год, но был отложен до 2017 года.

Игорь Цой, независимый эксперт в области энергетики, написал: «Первая независимая оценка проекта ВВЭР [в Беларуси] была завершена Европейской группой регуляторов ядерной безопасности (ENSREG). Группа пришла к выводу, что существуют серьезные проблемы с дизайном и безопасностью». (Примечание редактора: после отчета ENSREG за 2018 год были проведены совместные проверки и некоторые вопросы были закрыты.)

Фарход Аминжонов, эксперт по вопросам энергетики Центральноазиатского института стратегических исследований в Ташкенте, также выразил осторожность. По словам Аминжонова, в Узбекистане никогда не строилась атомная электростанция, и поэтому страна начинает крупное предприятие без опыта.

Последствия возможной аварии выходят за пределы Узбекистана. В мае 2019 года было принято решение о строительстве АЭС у озера Тузкан в Джизакской области. Граница с Казахстаном находится недалеко от вероятной строительной площадки. Худжанд, второй по величине город Таджикистана, находится всего в 200 км от той площадки. Хотя реакция соседних стран на проект остается сдержанной, близкое расположение атомной электростанции к их границам также вызывает у них вопросы безопасности.

Ядерные отходы и воздействие на окружающую среду

 Как сообщает пресс-служба Узатома, отработанное топливо АЭС будет перерабатываться в России, а радиоактивные отходы будут храниться на территории Узбекистана. Нет ясности относительно того, где будут храниться эти отходы, но есть предположения, что это будет в Джизакской области, недалеко от того места где будет построен АЭС.

«Нет технологий, устраняющих угрозу ядерных отходов, а переработка отработанного топлива приводит к образованию новых радиоактивных отходов взамен старых. Окончательного решения этой проблемы нет », – отметил Сливяк.

Джизак – экологически богатый регион. Он включает систему пресноводных озер Айдар-Арнасай, которая в 2008 году была включена в Рамсарскую конвенцию о водно-болотных угодьях как объект международного значения. «Узатом» настаивает на защите водно-болотных угодий во время строительства и эксплуатации атомной электростанции. Однако он не ответил на запросы Третьего полюса о подробностях оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС).

Одна из основных потенциальных проблем – использование воды атомной электростанцией. Реакторам ВВЭР нужна вода для теплообмена и охлаждения. Годовой объем сточных вод для двух энергоблоков с реакторами ВВЭР-1200 может составлять около 88 тысяч кубометров в год.

Из-за изменения климата доступность воды в озерной системе начинает колебаться из-за меньшего количества воды в реках и волн тепла. Эти возрастающие неопределенности вполне могут увеличить стоимость строительства проекта.

Атомная энергетика: неэффективный способ стать экологически чистым

Многие аргументы в пользу атомных реакторов в Узбекистане сводятся к необходимости уменьшить зависимость от ископаемого топлива. Странно, что в недавно опубликованном плане правительства по переходу к углеродно-нейтральной электроэнергетике к 2050 году мало упоминаний о ядерной энергии. В отчете отмечается, что переход произойдет в основном за счет развития солнечной и ветровой энергии.

Согласно недавней презентации Министерства экономического развития и сокращения бедности, к 2030 году Узбекистан планирует построить 5 ГВт солнечных и 3 ГВт ветровых мощностей, чтобы покрыть 22% энергобаланса. С 2021 по 2026 год планируется реализовать 13 гидроэнергетических проектов общей мощностью 756 МВт. Он также планирует повысить энергоэффективность как минимум на 20% за счет модернизации промышленной инфраструктуры и оборудования.

Между тем, в правительственном плане говорится, что спрос на электроэнергию в Узбекистане к 2050 году может достичь 400 ГВт. Строительство АЭС общей мощностью 2,4 ГВт мало решает эту задачу.

Алексей Пасюк, руководитель проекта неправительственной организации CEE Bankwatch, сказал Третьему полюсу: «Строительство атомной электростанции в Узбекистане – пустая трата времени. Надежды на строительство станции лишь отсрочат реализацию более актуальных проектов. [Было бы] дешевле, быстрее и проще строить солнечные и ветряные электростанции».

Add a comment

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.