icon/64x64/climate Климат

Страны Центральной Азии не в состоянии повысить климатические амбиции

За исключением Казахстана, страны Центральной Азии не воспользовались возможностью повысить свои целевые показатели по сокращению выбросов на Международном саммите климатических амбиций (Climate Ambition Summit), который состоялся в декабре 2020 года. Активист экологической кампании рассказывает, что в регионе зарождается осознание климатического кризиса, и что это должно сопровождаться возросшими амбициями.
Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, выступил на пресс-конференции в 2019 году. Казахстан был исключением Центральной Азии на Международном саммите климатических амбиций в последнем году, так как Токаев заявил об обещании, что Казахстан достигнет углеродной нейтральности к 2060 году. (фото: русское правительство/алами)
Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, выступил на пресс-конференции в 2019 году. Казахстан был исключением Центральной Азии на Международном саммите климатических амбиций в последнем году, так как Токаев заявил об обещании, что Казахстан достигнет углеродной нейтральности к 2060 году. (фото: русское правительство/алами)

«Изменение климата оказывает прямое воздействие на экономику и благосостояние наших народов. Мы замечаем увеличение осадков, амплитуду маловодья и половодья. Я бы не назвал эту ситуацию проблемой, я бы назвал это кризисом», – сказал Баходур Рахмонов, начальник отдела департамента внешнеэкономического сотрудничества МИД Республики Таджикистан.

Семьдесят два миллиона человек проживают в странах Центральной Азии (Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан), в основном в сельской местности. Поскольку сельское хозяйство является ключевым сектором экономики в регионе, изменение климата представляет серьезную угрозу для продовольственной безопасности и устойчивости региона.

Сокращение ледников, учащение засух, более интенсивные и частые стихийные бедствия, изменение количества осадков и изменения в экологических системах уже стали угрозой для долгосрочного социально-экономического развития региона. Повышение устойчивости и адаптации все чаще становится важной темой в регионе.

На саммите климатических амбиций без амбиций

12 декабря 2020 года состоялось онлайн-мероприятие, по случаю пятилетия Парижского соглашения, объединяющее мировых лидеров для реализации климатических амбиций.

Мало что ожидалось от стран Центральной Азии. Пандемия Covid-19 принесла региону серьезные социально-экономические проблемы. Властям пришлось срочно принимать решения и решать насущные проблемы, включая поддержку перегруженных систем здравоохранения, уязвимых групп населения, рост безработицы и спад экономической активности. И вместо того, чтобы стремиться к «зеленому» переходу, страны уделяют меньше внимания прогрессу в достижении климатических целей.

Казахстан был исключением. Выступая на саммите, президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев подчеркнул: «За последние 30 лет мы далеко продвинулись с точки зрения развития. Однако наша экономика полагается на ископаемое топливо. Поэтому у Казахстана нет другого выбора, кроме как одновременно решать две задачи: уводить экономику от ископаемого топлива и одновременно бороться с изменением климата». От имени страны и правительства президент заявил об обещании, что Казахстан достигнет углеродной нейтральности к 2060 году.

Хотя такое заявленное стремление приветствуется, Казахстан намерен не достичь своих текущих целей, которых недостаточно для выполнения требований Парижского соглашения.

Остальные страны Центральной Азии подобных заявлений не делали. Они решили сосредоточить свои усилия на подготовке к 26-й сессии Конференции Сторон (COP26) Рамочной конвенции Организации Объединенных Наций об изменении климата, которая была перенесена на ноябрь 2021 года из-за пандемии.

Выбросы растут

За последнее десятилетие страны региона добились определенного прогресса в интеграции вопросов изменения климата в экономическое планирование и принятие решений.

В соответствии с Парижским соглашением об изменении климата все страны Центральной Азии подготовили и представили целевые показатели сокращения выбросов, известные как  «предполагаемые определяемые на национальном уровне вклады». Казахстан обязался сократить производство выбросов парниковых газов (ПГ) на 15-25% к 2030 году по сравнению с 1990 годом; Кыргызстан на 11,49-13,75%; Таджикистан на 10-20% «без привлечения нового значительного международного финансирования». Туркменистан обещал стабилизировать или начать сокращать выбросы парниковых газов к 2030 году, хотя по сравнению с 2010 годом ожидается увеличение выбросов на 19%. Цель Узбекистана –  снижение удельных выбросов парниковых газов на единицу ВВП на 10% к 2030 году по сравнению с уровнями 2010 года.

По данным Регионального экологического центра Центральной Азии (РЭЦЦА), некоммерческой организации, которая работает с правительствами по вопросам окружающей среды, две из пяти стран – Кыргызстан и Таджикистан – смогли удержать парниковые газы ниже базового уровня 1990 года. Но предполагается, что их общий объем будет расти. Следует отметить, что резкое сокращение выбросов после 1991 г. во многих странах бывшего СССР было связано с распадом и последующим экономическим кризисом, а не из-за принятых активных мер. В 2018 году выбросы парниковых газов в Казахстане приблизились к уровню 1990 года, а в Туркменистане выбросы растут с 2000 года.

Климатическое финансирование

У стран Центральной Азии мало опыта и ресурсов для подготовки к прогнозируемым последствиям изменения климата и минимизации их воздействия. Они все чаще обращаются за финансовой поддержкой и технической помощью к различным источникам, правда объем финансирования для Центральной Азии и Восточной Европы остается среди самых низких по сравнению с другими регионами. В 2017–2018 годах объем финансирования составил всего 15 миллиардов долларов США.

По данным Climate Funds Update (веб-сайт, предоставляющий информацию о многосторонних инициативах в области климатического финансирования), в период с 2011 по 2019 год страны Центральной Азии получили около 0,5 миллиарда долларов США на инициативы и проекты, связанные с адаптацией к изменению климата и сокращением выбросов парниковых газов. Страны получили или подали заявки на финансирование из фондов, включая Глобальный экологический фонд, Зеленый климатический фонд и Адаптационный фонд.

«Есть инвестиционные проекты и публичные фонды, которые не помечены как «связанные с климатом», но которые чрезвычайно важны с точки зрения адаптации или снижения выбросов», – сообщила Ирина Бекмирзаева, Региональный координатор проекта РЭЦЦА «Программа по адаптации к изменению климата и смягчению его последствий в бассейне Аральского моря». «Страны вкладывают средства в лесонасаждения, чистую энергию, водный сектор или реформу сельского хозяйства. Из-за отсутствия сопоставимых данных сложно подсчитать цифры, но эти цифры выше, чем задействованные внешние источники».

Антон Тимошенко, глава экологической организации «Маленькая Земля» в Таджикистане, сказал, что, хотя международная поддержка важна, страны должны использовать больше собственных ресурсов для реализации климатических стратегий и программ, устранения существующих противоречий между климатическими целями и целями экономического развития. «Например, с одной стороны, страна просит помощи в реализации мер адаптации, а с другой – активно поддерживает инвестиции в развитие угольной отрасли», – добавил он. (от редактора: автор этой статьи также работает в Little Earth)

Призывы к действию

В недавнем докладе CAN EECCA “Анализ климатической политики стран Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии” говорится, что ни одна страна в Восточной Европе, на Кавказе или в Центральной Азии не рассматривает сокращение выбросов парниковых газов к 2030 году.

В преддверии декабрьского саммита экологические организации региона призвали правительства стран Центральной Азии ставить более амбициозные цели, аргументируя это тем, что одних действий развитых стран будет недостаточно, чтобы удержать глобальное повышение средних температур на уровне 1,5 градусов по сравнению с доиндустриальным уровнем.

«Каждый день, каждая тонна углекислого газа (CO2) приближает нас к точке невозврата… Страны Центральной Азии уже наиболее уязвимы перед изменением климата. Пришло время очень серьезно отнестись к компетенции общественных организаций, потенциалу правительства и реальности климатического кризиса», – сказала Ольга Бойко, координатор CAN EECCA.

В ноябре 2020 года природоохранные организации региона заявили о необходимости сосредоточить внимание на экологическом восстановлении, чтобы помочь странам преодолеть последствия пандемии и внести вклад в устойчивое развитие региона. В частности, они призвали национальные правительства установить цели по сокращению выбросов CO2 не менее чем на 20% к 2030 году и обеспечить прозрачный и всеобъемлющий процесс разработки национальной политики в области климата.

Окажется ли что-нибудь из этого в ОНУВ стран, еще предстоит увидеть, но цена откладывания решений по климату становится все более очевидной с каждым днем.

Добавить комментарий

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.